Когда-то в школе и в институте все эти темы марксизма-ленинизма воспринимались мною с интересом до «никак». Ну Ленин, ну революция, ну гражданская… СССР создали большевики. Нормуль. Живём да живём. Жратвы валом, учимся бесплатно, на работу по распределению. Картинки про ракеты и дядю Сэма из «Крокодила» пролистывал, что бы почитать «юмор из-за рубежа». Там зарубежом и жвачка и Дип-Пёрплы, и кока-кола с Шарпом-777. А тут Кобзон да магнитофон «Романтик» на верёвочке. Эх пожить бы чутка в капитализме, вкусить этих «запретных плодов» как в стихах Кормильцева. Ну вот пожил, вкусил.
И вот, сцуко, почему человеку постоянно нужно вступить в говно или пробежать по граблям. А потом начинать ныть — ну мол, что всё так плохо, кругом какая-то дрянь твориться. Ни производства, ни работы, ни бесплатного там всякого образования и пр. Зато Коки навалом и рокенрола, и баб голых, и свобод, и демократий. Автомобили скоро в городах помещаться перестанут. Правда денег нет, но мы держимся. Мы же сами свое потребительское счастье куём и таки будем жить красиво. Ну наверное. Всё впереди. Вот кредит возьму и заживу свободной личностью. А на остальных насрать, они тоже свободные как тарифы на ЖКХ.
Но почему-то всё чаще вспоминаются мне те картинки из «Крокодила» про бомжей и безработных, про Сирию и продажных полицейских, про разгоны каких-то демонстраций и проституток. Неужели этого когда-то не было? Неужели я жил в каком-то там «совке» под прицелом нагана НКВДшника и почему-то был уверен в завтрашнем дне? Зачем это я паял схемы радиоприёмников и читал «Науку и жизнь»? Для чего я смотрел парад в честь Дня Победы советского народа над фашистской Германией? Ведь в той войне победили небесные силы и Николай второй. Да и война та была вторая мировая, там Америка и Англия всех замочила «в сортире». И как я жил без Бога и какой-то Поклонской?
Да всё Ленин виноват. Аферист и душегуб. Германский шпион и сифилитик. Вот кто бомбу то заложил со своим марксизмом постылым.
И пришлось снова взяться за книги и попытаться вывести этого вождя бесов-большевиков на чистую воду. Взяться то взялся, но вот результат получил совсем уж поганый. Этот Ленин, он другой. Нет, он всё тот же, из тех советских «тёмных» ущелий. Умный, чертовски работоспособный и нужный человечеству товарищ.
Ну ведь все знают как он попал в социал-демократию, как решил «идти другим путём», как изучал марксизм и применял тот на практике. И про броневик у Финляндского вокзала и про Декреты и про Фанни Каплан все знают.
А вот мне больше всего в сознание проникла история деятельности этого великого человека в период первой русской революции 1905-1907 годов. В это самое время произошло то, что сделало товарища Ленина тем самым вождём Революции, которым я его себе сейчас и представляю.

Один знакомый историк как-то задал мне вопрос — «А кем бы стал Владимир Ульянов, если бы его брата не повесил богопомазанный царь Александр третий?» Я ответил — «революционером». Но мне возразили. Скорее всего молодой Володя Ульянов стал бы успешным адвокатом и не плохо продвинулся по карьерной лестнице. Ну, короче, забудь и прости.
Нет, граждане, он бы всё равно стал революционером. Ещё задолго до казни он читал Тургенева, Салтыкова-Щедрина, Герцена и Добролюбова. И к тому же брат Саша уже показал брату Володе «Капитал» Маркса. И тут без вариантов. Ну а дальше дело времени. И время понеслось, подхватив молодого социалиста в революционный водоворот.
После сибирской ссылки товарищ Ульянов уезжает в Швейцарию. Я бы тоже уехал, ибо в России в тот момент тебя могли попросту грохнуть без реверансов и протоколов. Или снова отправить в глухие уголки под надзор жандармов.
А вот в Швейцарии был Плеханов и, прости Господи, Каутский. Матерые тузы международного Интернационала проповедовали марксизм не хуже христианских миссионеров. Для них труды К. Маркса были некой философской мотивацией к различного рода спорам и дискуссиям. Но Ленин обратил внимание на практическую сторону науки Маркса — её революционности. И пока одни марксисты трепали языком, другие при участии Ленина делали дело. Да, вместе с высокопарными демагогами пришлось создавать «Искру». Без неё никакого пламени не получишь. Это как сейчас Интернет и Ютуб-каналы. И вот тут то началась настоящая борьба умов.
РСДРП разрывало от флуда и срача, троллинга и упоротого блогинга. Оппортунисты, присевшие на теоретические кресла и слышать не хотели о создании революционной партии, и думать не желали о присутствии рабочих в комитетах, включая центральные. А ведь, на минуточку, пролетариат — это всё-таки гегемон, движущая сила в предстоящей смене общественных формаций. И Ленин топил за это.

В итоге на 2-м съезде в Женеве ленинские «искровцы» дали по щам социал-демократам «экономистам». Но вот после съезда началась жуткая свара. «Экономисты» переквалифицировались в меньшевиков и влезли в ЦК. «Искра» держалась до 52-го номера. После всей это оппортунистической дряни Ленин решил уйти из газеты, что бы плыть дальше. Ну вы же помните «Шаг вперёд, два шага назад».

А вот что писал один такой лидер 2-го Итернационала Николай Потресов ещё одному деятелю Павлу Аксельроду:
«Итак, первая бомба отлита и — с божьей помощью — Ленин взлетит на воздух… общий план кампании против Ленина — взрывать его, так взрывать до конца, методически и планомерно… Как бить, вот вопрос… Прежде всего следует выпустить на него авторитетов — Каутского (уже имеется), Розу Люксембург и Парвуса…»

Без печатных органов вести агитацию и пропаганду сложно, очень сложно. К Ленину приезжали товарищи из разных ячеек и организаций. Показателен один пример.
Из Одессы прибыли два молодых комитетчика. Им задали важный вопрос: есть ли у вас в комитете рабочие? А если нет, то почему?
Те ответили:
— Пробовали мы ввести в комитет рабочих, но неудачно.
— Почему?
— Да они сейчас же потребовали, чтобы выпускать листки о заработной плате и разных мелких нуждах отдельных заводов.
Вот тут то товарищ Ленин жёстко отпел их, объясняя, что это требование одесских рабочих лучше всего доказывает именно пользу и необходимость выдвигать рабочих в члены комитетов.

Кстати все о той же Одессе. Когда в июне 1905 года произошло вооружённое восстание на броненосце «Потёмкине», Ленин посылал туда М.Н. Васильева-Южина, чтобы «Постараться убедить действовать матросов решительно и быстро… добиться высадки десанта… в крайнем случае не останавливаться перед бомбардировкой правительственных учреждений… вооружить рабочих… использовать все ресурсы одесской парторганизации… захватить город и остальной флот…»
Над этими указаниями сейчас многие потешаются и критикуют в контексте провала того знакового восстания. Но для меня это говорит о той решимости с которой Ленин включился в революционную борьбу.
А октябрьская всероссийская стачка доказала, насколько мощной может быть сила трудового народа если рабочие солидарны и вооружены не только булыжниками, но и теорией. Ленин отмечал необходимость организации, а не стихийных бунтов в новой форме борьбы за пролетариата.

Добротно наложив в штаны великодержавный царь издал манифест (17.10.1905) обещая «гражданские свободы» и «законодательную» Думу (что-то мне это напоминает). Ленин предвидел эти «чудные» манёвры самодержавия и в России впервые в мировой истории были созданы массовые политические организации — Советы рабочих депутатов. Хочется отметить слово «рабочих» и посмотреть на депутатов нынешних. Много ли среди них рабочих?

И о культуре. 9 ноября 1905 года Ленин встречается с Максимом Горьким в редакции газеты «Новая жизнь».
— Ага, так вот вы какой… сказал тогда великий русский писатель, пожимая руку Владимиру Ильичу.
В этой газете Ленин публикует статью о партийности литературы. Я только недавно понял смысл этой статьи. Вот цитата:
«Литература должна быть партийной. В противовес буржуазным нравам… предпринимательской, торгашеской печати… в противовес буржуазному литературному карьеризму и идеализму, «барскому анархизму» и погоне за наживой»
Современная литература так собственно и живёт создавая плохие или хорошие произведения стремясь попасть в бестселлеры и тренды. Да я по себе это вижу, но поделать ничего не могу. Ну как-то так.

И вот началась откровенная реакция властей. Департамент полиции возбудил дело об аресте Ленина и тот был вынужден покинуть Россию. В феврале 1906, после выступления на совещании партийных работников наш Ильич заметил за собой слежку. Он решил не возвращаться домой и уйдя от «хвоста» (опытный революционер) уехал в Финляндию. Надежда Крупская так и просидела у окна до утра, решив что её мужа арестовали.

А в Европах, ничего особо не изменилось. «У Плеханова хотения были самые хорошие: мирком да ладком с кадетами против черносотенной опасности — а вышел один срам и скандал для социал-демократов» — писал Ленин.
В России меньшевики всё больше превращались в прихвостней, сговариваясь с кадетами, выторговывая у них местечки в Думе. Короче понеслась по кочкам. Первая революция в России закончилась. Но это Ленина остановило? Я вас умоляю. Всё только начиналось.

Царь распускает вторую Думу. Меняются законы по большинство депутатских мест для помещиков и капиталистов. Вам это ничего не напоминает? Социал-демократическая фракция была арестована и сослана в Сибирь. Наступили суровые будни столыпинской реакции. Большевиков просто объявили вне закона. Вот такие дела.
Царские шпионы получили приказ — «фас!» и кинулись в Финляндию ловить Ленина. Наш Ильич бодро уходил от самодержавных борзых. В одной из поездок он заметил в поезде слежку. Он вышел за 12 верст от города Або и пешком добрался до города. Там товарищи договорились, что капитан корабля переправит Ленина в Стокгольм. Но так как он опоздал на корабль, ему пришлось идти по льду до места первой остановки. Лёд был ненадёжный и вождь революции чуть не утонул тогда. Сам Ильич вспоминал, что в этот момент он подумал: «Эх, как глупо приходиться погибать»

И сейчас я подумал об этом маленьком эпизоде в большой революционной борьбе трудового народа. Подумал и вздрогнул от ужаса. Ведь я мог бы не родиться в той удивительной стране под названием СССР из-за какого-то дурацкого тонкого льда. Мог не узнать, что есть такая хорошая штука как социализм и вера в реальное светлое будущее.

Спасибо тебе Владимир Ильич! С днюхой тебя!