От людей на деревне не спрятаться,
Нет секретов в деревне у нас.
Не сойтись, разойтись, не сосвататься
В стороне от придирчивых гла-а-з…

Я выводил слова легендарной песни под ласковый аккомпанемент гармошки. Люди вокруг подпевали всеми возможными терциями и октавами. Словно дело было в настоящем Пеньково и молодой специалист из Ленинграда Тоня вот-вот проявится сквозь чёртово время где-нибудь на краю стола, уставленного гранёными стаканами и мисками с молодой картошкой.
Нет, молодой специалист Тоня не появилась. Но иные милые лица светло качались в такт песне. И подумалось мне, что когда-нибудь настанет момент и люди будут ездить на велосипедах по полям с пшеницей и томно сидеть под берёзами после трудового дня. Носатый кинооператор по фамилии Драйцель привезёт в клуб новую кинокартину о похождениях Максима Перепелицы и все будут смеяться, доставая семечки из кулёчков.
Впрочем, до этого дня мне надо будет уничтожить много чего. Да и наебать кое-кого. Я тут за столом понял смысл нашего бегства и жизни вообще. Истину понял я, но смутно. А, не важно это…
— Ипполит, почему вас не грохнут местные тузы за всё это? — спросил я Мастера.
— Об этом позже. Но я рад, что ты спросил, — ответил он.
— Граждане! Дорогие! Я хочу выпить за Елену! — раздался мощный рёв Якина.
Только сейчас я увидел, что журналист сидел рядом с той женщиной в белом платье, которая обещала «налить». И сидел он не по-хамски, как обычно в театре Шаца, а идиллически-восторженно, словно влюбился, что ли. Да, похоже Якин «поплыл» на гандоле любви возле сильной русской женщины… Интересно, а можно жениться повторно, будучи на другой планете?
— Горько! — заорал Грохотов.
Но его не поддержали, а наоборот, погрозили пальцами.
— Братья и сестры! Настало время поговорить о завтрашнем мероприятии. Закройте двери и выставьте дозорных, — приказал Мастер.
Комната быстро изменилась. Со стола убрали часть еды, но добавили выпивку. И народу стало меньше количеством. Были закрыты ставни и зажглись керосиновые лампы.
Я понял, что если это не тайная вечеря, то уж Липецкий съезд «Земли и воли», как минимум. Да и Мастер что-то уж очень смахивал на доблестного цареубийцу Желябова.
— Это хорошо, что вы тут оказались. Это может быть важным, — тихо произнёс Ипполит, обращаясь в нашу сторону.
— Намечается вечеринка? — улыбнулся Грохотов.
— В некотором роде, — ответила красавица Елена.
— Завтра в столице пройдет очередной бал Сатаны. Наша задача сделать его эпохальным. И по возможности – последним, — сказал Мастер.
Наступила волшебная тишина со сверчками. Мы выпили и часы остановились.
— И как вы хотите это сделать? — спросил Якин.
— Мы запутались, — вздохнул Мастер.
— То есть, как это запутались?
— Будет много гостей, с разных точек Вселенной, включая артистов с Земли. Могут пострадать невинные.
— А что за артисты, если не секрет? — встрепенулся Грохотов.
— Бесплатные и с гонорарами, — ответила Елена пощекотав ухо Якину.
— А кто с гонораром? — заинтересовался журналист.
— Группа «Ленинград», Лепс какой-то и КВНщики…
— Теперь я знаю всё! А кто бесплатен? — откинулся на скамье Якин.
— Басков, Меладзе и Бабкина.
— Бабкина мне нравится! — захлопал в ладоши Грохотов.
Зуаб посмотрел на них, словно кобра.
— Мы сами можем погибнуть. А как будет действовать подполье? — перебил тему наш негр.
— Захват администрации и шантаж Сатаны взрывом ядра планеты. Там в шахтах уже заложена взрывчатка с водородной начинкой, — ответил ему угрюмый бородатый гигант в тельняшке.
— То есть, если шантаж не удастся, а он не удастся, мы все погибнем? — уточнил я на всякий случай.
— Ну, не знаю… — махнул рукой здоровяк.
— Товарищ Безродный! Чтобы взорвать всю эту дрянь, нужны сетевые козыри и отсутствие совести. К тому же, после той памятной ночи, наших идейных хакеров сожгли в вулкане, помнишь? — обернулся к нему Мастер. — Наша цель имитация взрыва ядра. Пока злые силы будут брошены на якобы теракты, мы захватим серверы планеты и дадим координаты команде Господа. Но пошуметь придётся, да.
— А самого Воланда можно как-нибудь взять в полон? — спросил Якин.
— Нет. У него такие технологии, что мы бессильны тут. Его могут повязать только драконы или агенты Господа, спецназ Иисуса, — ответил Ипполит. — Это сейчас не важно. Рано или поздно его словят. А наша задача — захватить и рассекретить его гнездо. И эту блядину Маргариту надо…
— Ибанов! — вдруг громко сказал Зуаб.
Все удивлённо посмотрели на него.
— Как с ним связаться? Вся мобильная связь, спутники и голубиная почта под надзором Дрочио, — грустно мотнул головой Безродный.
— Драконов не вызвать. Вашего знакомого запеленговали и, походу, подозревают о вашем присутствии здесь, — проскрипел синий гном в углу стола.
Все посмотрели на меня. Я знал, что на меня посмотрят, но не думал, что так скоро.
— Ну… — промычал я.
— Хуй гну! Шевели мозгами, инвалид! Ты за пределы глядишь и сквозь пространства щемишься, словно угорь какой, — воскликнул Якин.
— Тут надо очень глубоко залезть, ибо любые паранормальные действия отслеживаются «конторой», — сказал Ипполлит, глядя мне прямо в глаза.
Я понял, что моя работа стоит того, чтобы в итоге сойти с ума и бросить пить. Но меня постоянно интересовало то, что Меньше Малого. Я всё никак не мог оформить эту мысль в привычные, земные формы. Может быть, это шанс?
— Я готов. Давайте дальше вашу стратегию, — сказал я гордо.
— Тут всё просто. Вот карта и информация, — Ипполит достал толстую кожаную папку рыжего цвета.
Мы разложили бумаги и склонились над ними, как в Ставке Верховного главнокомандующего. Впрочем, прежде чем склониться, мы выпили лютого пшеничного самогона с элементами зверобоя.
— Это вот сцена — тут рванёт по-царски! — ткнул пальцем в карту гном синего цвета.
— Дальше веером по всей площади и ещё кое-где. А про ядро это блеф, конечно, — закончил бородатый великан.
— Всё связано проводами или иначе как? — спросил Якин.
— Иначе, — грустно ответил мастер.
— Новые технологии, блядь, интернет, вай-фай, сотовая связь… Это вот я называю пижонством, — разозлился Грохотов.
— Ибанов! — снова встрял Зуаб.
— А без него никак? — засомневался я. — «Можно мне там пошарить параллельно и вне материи».
— Нет. Там все завязано на сети. А наших «мастеров» словили в конторе — по глупому делу о порнографии, — грустно сказал гном. — И стёрли их изо всех списков.
— Ну, я же могу и по сети, если что, — гнул я свою линию.
— Там с кодами возиться надо. А у тебя мозгов не хватит, даже «заряженных», — сказал Ипполит.
— Боюсь, Ибанов, пошлёт всех на хуй, — вздохнул Якин.
— А вот надо, чтобы не послал! — хором отрезали Мастер, гном и гигант Безродный.
Все опять посмотрели на меня.
— Ладно, ладно… Сейчас ещё выпью и начнём, — волнуясь, отмахнулся я, с тоской глядя на гармошку.
Якин снова обнял женщину Елену. Грохотов чокнулся с Зуабом стопками, а остальные свернули карту и сели на скамью, словно подсудимые.
— И ещё, Беспяткин. Вот я втыкаю флешку — там весь план. Его надо этому вашему мастеру предъявить, а то он задачи понимать не будет, — взволнованно добавил Ипполит, нервно засовывая грязный девайс в гнездо.
Я молча понял и молча выпил.
Ну, и как же мне теперь на дно-то опуститься? «А, была не была», — подумал я и стал смотреть сам себе в глаза.