Да с моей стороны это было действительно подло — упрекать товарищей в медлительности и нерасторопности, но время бежало зайцем меж дерев и кустарников. Я видел время, а они нет.
— Беспяткин, ты куда собрался? — спросил Якин.
— Я, пацаны, ухожу в странные миры и миссия моя свята — ответил я искренне.
— Хорошь нести пургу, зачем Дрочио тебя искал?
— Вон там в углу, баллоны — ответил я — это пиздец мирозданию.
В это время очнулся Петрик и ринулся было к аппаратуре. Горохотов схватил его за шею и посадил возле себя словно собаку.
— Вы будете жестоко наказаны — свирепо прошипел профессор — Сатана уже всё знает, он на подходе, Беспяткин прыгай!
— Вяжите его к кровати и бегите прочь — крикнул я моим спасителям.
— Ты давай, тут не выёбывайся и валим отсюда вместе — приказал Горохотов.
Я вдруг передумал пронзать пространства и время собственными силами разума. Черт возьми, можно же просто съебаться из плена подобно человеку, а не бравировать невиданной магией иль что там у меня бурлило в мозгу. Ещё успею раскинуть сознанием когда придёт час. Мы привязали Петрика к кровати и поднялись на поверхность. Одинокий дом старой ветлечебницы был по прежнему жалок и нелеп в предрассветном тумане. Мне казалось, что там внизу осталась точка невозврата, по крайней мере для меня. Но я мог и ошибаться.
Потом мы сели в «Ниву» и Горохотов дал газу.
— Говори, что за дрянь тут творится? — пытал меня Якин.
— Я не виноват, меня накачали какой-то химией и мои мысли теперь жуткое оружие супротив человечества — отвечал я.
— Да накачали тебя сурово, но врать товарищам — последнее дело — продолжал допрос журналист.
— Он прав, это страшная беда — за меня ответил Зуаб — Бабушка предупреждал.
— То есть ты сейчас на вроде Саурона, да? — уточнил Якин.
— Гораздо круче, чувак — ответил я — Гораздо круче…
— Вот это я хуею — пробормотал Горохотов с водительского кресла — а куда мы путь держим?
— Рули на Опытную к прудам, там знают… — приказал я в качестве гегемона.

***

Мы вышли на грязный пляжик с поломанным грибком у второго пруда. Да где-то здесь меня «взяли» после стрельбы в общаге. Раннее утро тускло и ненадёжно обозначило мутный водоём и мокрые ивы словно водяные знаки. Ржавый хлам и баклажки красили пейзаж сквозь белёсый туман. Где-то в кустах боярышника свистела неведомая птица, а в частном секторе бесы заводили мотор классики. Этот звук всегда будет неизменен как число «пи», но с дополнениями.
Я подошёл к воде и тихо произнес — «Прудово-о-й».
Среда не изменилась. Я выглядел глупо. Тогда я взглянул сквазь толщу воды иначе, по новому взглянул, пронзительно. Прудовой спал в покрышке от трактора «Беларусь» словно младенец в люльке. Русалки лежали в иле как розовые свиньи.
— Вставай дух, ты нужен — направил я посыл прямо в ухо Прудовому.
Тот взвился словно дьявол и растопырил когти. Оглядевшись по сторонам он поплыл к берегу. Там я его и встретил.
— Беспяткин, зачем будишь людей ни свет ни заря? — спросил дух пруда.
— Это что ещё за нечисть? — поразился Якин.
— Я тебе ебало разобью! — кинулся было в драку Прудовой.
Грохотов с Зуабом дернулись чётко по понятиям, но я использовал свою силу и остановил драку.
— Вы глупые люди, почему всё время вам надо бить друг другу ебало, неужели в мире нет ничего интересней, чем это самое разбитое ебало? — спросил я, наслаждаясь своим разумом.
Вся компания вдруг расслабилась и виновато смотрела на меня.
— Это Прудовой, он великий дух, а это журналист Якин, водитель мэра Грохотов и наш друг из Заира Зуаб — познакомил я противоположные стороны — нам надо принять решение, прежде чем начнется Последняя битва.
Зуаб кивнул мне, понимая что-то. Остальные ждали. Весь мир замер в ожидании.
— Надо ёбнуть водки — приговорил нас Прудовой.
Только сейчас до меня дошло. Да только сейчас. Пьянство всегда предворяло бой. Чем сурове пьянка, тем эпичней войны. Без бухла управлять мирами глупо и неприятно. Без водки даже формации менять стрёмно. Прудовой — красава!
— Магазины закрыты — угрюмо пробормотал Якин.
— Ерунда ваши магазины, Европа, Азия! — позвал дух своих помощниц.
Русалки уж всплыли и смотрели на нас из воды наподобие илистых прыгунов. Они были милы и забавны.
— Давайте девочки нашей ядрёной, что у барыг отняли прошлой осенью — приказал Прудовой и указав на меня добавил — а этому вот «Малинового звона».
— На хуй он мне нужен звон этот? — возмутился было я.
— Нужен — кратко ответил дух.
Проститутки нырнули в пучины и в это самое время солнце резко и пугающе выскочило из-за горизонта словно пенсионная реформа. Но мы плевали и на солнце и на пенсию. И то и другое уровнялось стаканами. Мы пили серьёзно и навзрыд.
Удивительное дело. Когда я ужрал стакан «звона» в голове моей словно кто-то грамотный сделал генеральную уборку и поставил всё на свои места. Я уже не боялся пронзать миры без повода и всяко там ещё. Я был на своём привычном уровне. Я так давно не пил.
— Ну что Беспяткин, ты понял свою ошибку? — спросил меня дух.
— Нет, ошибок не знаю никаких — ответил я устало.
— На вот прочитай записочку — сунул он мне в руку клочок грязной бумаги.
Я развернул бумажку и прочитал вслух — «Не используй силу на Земле — нельзя…»
— Гарри Поттер какой-то — прокомментировал Грохотов написанное.
— Космос всосёт нас, бабушка говорил — добавил Зуаб.
— То есть, когда ты там на матрасе прыгать хотел — это была подстава? — зловеще спросил Якин у Прудового.
— Похоже на то — ответил тот.
— Петрик призывал меня прыгать, он дурак что ли? — спросил я.
— Он не знал, Сатана знал — сказал кто-то не из нашей компании. И услышал это только я.
Все стало на свои места. Если бы не мои товарищи, то мирозданию пришёл бы откровенный пиздец. Поэтому мы выпили ещё, посидели молча и послушали соловья. Дослушать его нам не удалось. Опять, откуда-то из вне раздался противный вибрирующий звук и перекрывая его в небе враждебно рявкнуло — «Уничтожу нахуй!»

Total Page Visits: 35 - Today Page Visits: 3