На площади, куда нас с почётом доставили в грязной повозке, собралось народу не то, чтобы до хуя, но достаточно много. И все были возбуждены, как дети в цирке, ожидая появления на арене горластых, тупорылых клоунов. И они появились эти клоуны, да.
Когда нас ввели на широкий эшафот, на котором расположились виселица, здоровенная колода в бурых пятнах, «колесо» и какая-то хуйня наподобие «дыбы», то весь честной люд патриотично взревел, словно Россия вышла в финал чемпионата мира по футболу. В небо полетели кудлатые шапки и голуби. Это вам что: свадьба или Олимпиада, что ли?
Якин гордо поднял голову. Вот, сука, позёр. Грохотов оглядывал толпу, как будто выискивал, кому бы въебать. Зуаб ничем не выражал своего состояния. Я, честно говоря, напрягся, увидев колоду с бурыми пятнами.
Накричавшись, толпа притихла. И только кое-где кто-то волшебно сморкался и жадно чавкал. К нам подошёл громадный хромой палач с тремя помощниками. Его башку скрывала мятая красная маска с прорезями, а на ногах брутально скрипели грязные сапоги. Помощники были поменьше и победнее, но это нас не особо веселило. Они развязали нам руки, а ноги оставили спутанными, как у лошадей в «ночном». С минуту палач изучал наши тела, после чего, жестом, приказал помощникам схватить Якина — те потащили его к «колесу». Журналист бился в их руках, как свежепойманный тунец.
— Пидарасы! Сатрапы! Говноеды! Ббля-я-а!!! — орал он в пространство, в безумном приступе страха.
— Хуесосы! — однозначно гаркнул Грохотов и на него с профессиональным интересом посмотрел палач.
Толпа гикала и верещала разнообразием лужёных глоток. Видать, с хлебом здесь «напряжёнка», а со зрелищами порядок. Зуаб кусал толстые губы.
Наконец, Якина опрокинули на «колесо» и стали вязать конечности. Народ притих в сладостном ожидании предстоящей пытки. На кривосколоченной трибуне барон Фон Жильберт и его семейство (два прыщавых подростка и пьяная рыжая блядища) потирали руки и облизывались. Густые облака стали прямо над нами; вокруг слегка потемнело. И тогда я неосознанно поднял голову. Меня бросило в жар. Я увидел тонкую нить, трепещущую на ветру, которая быстро опускалась точно к нам на эшафот. Это явно был крепкий пеньковый канат с бахромой на конце.
В это время в толпе раздались испуганные крики. Я быстро перевёл взгляд вниз. Похоже, каната никто не видел. Люди были заняты другим делом. Они метались по площади с перекошенными от страха физиономиями. За ними озорно и весело охотился здоровенный пегий бык с гигантскими рогами. Это был старый боец со шрамами и кольцом в свирепых ноздрях. Я так и не узнал, откуда он тут взялся.
Я понял только одно — это наш шанс. «Когда увидите в толпе быка, не торгуйте еблом и обратите взор к небу. Ждите веревку. Это ваше единственное спасение. Если не удержитесь, вам пиздец…» — сразу вспомнились слова жабы-Монро.
Так, граждане! Надо спасться!
— Грохотов, ебашим палача! На глушняк! — заорал я и бросился на «качка» в красной маске.
Грохотов тоже прыгнул. Мы синхронно нанесли удар палачу прямо в кадык. Хрустнула трахея, палач схватился за горло и упал на колени. В это время Зуаб в три прыжка доскакал до «колеса» и успел в одно мгновение перекусать всех трёх помощников за ноги. Как собака, блядь! По-моему, он перервал им сухожилия, потому что они не могли подняться и с воем дёргались на грязных досках.
Мы отвязали Якина и прыгая, как пьяные рэпперы, переместились в центр эшафота, где уже во всей своей красоте болталась толстая верёвка, как символ нашей свободы и продолжения рода.
— Хватайтесь за канат, парни! И держитесь крепче! — ревел я, видя, что быка уже прогнали с площади и к нам спешат пидарасы-стражники, на ходу обнажая сабли.
Мы вцепились в канат, как энцефалитные клещи. И стали стремительно подниматься в небеса. Сука-палач, хрипя разбитой глоткой, схватил Якина за ногу. Тот взвизгнул по- бабьи и другой ногой впечатал экзекутору штамп в красную маску с такой силой, что раздался смачный треск лобной кости. Палач упал неисповеданным и грязным.
Стражники стали кидать в нас саблями. Потом догадались достать луки, но мы были уже достаточно высоко. Только одна стрела попала мне в задницу. Ох, как это больно, друзья мои! Но это мелочь по сравнению с головокружительным воздухом свободы!
Я ни не секунду не выпустил из рук каната. И мы летели, как связка бананов, над злоебучим городом — над домами с черепичными крышами, над дворцом барона Жильберта с изображением каких-то химер. Мы летели в неизвестность, чувствуя, как затекают руки. Но страх великая сила. Он не дал нам сорваться и удариться об чуждую нам землю с высоты полутора километров.
Наконец, мы стали снижаться и через две минуты опустились на свежескошенное поле. Ноги больно кололи сухие, острые скосы овса.
С неба упал другой конец каната и слегка контузил Якина по горбу. И вскоре из хлябей небесных к нам спланировал дракон Джимми. Он выпустил тормозную струю плазмы, и насмешливо гладя на нас, произнес:
— У вас очень глупый вид, ребята.
— У нас и должен быть глупый вид, потому как всё это большая глупость и пиздоблядство, — грустно ответил Грохотов, потирая ушибленную голень.
— А где Мэрилин Монро? — спросил тихо я.
— А на болоте. Ей ещё такой срок тянуть, что лучше не спрашивай… — ответил дракон и, как кот, почесал за ухом.
— И куда теперь, Джимми? — отошёл от шока Якин.
— Через тернии, к забору. Там я вас оставлю и съебусь, — зевнул дракон.
— Что это за забор такой? — пристал к нему Якин.
— За ним Рай… — почему-то ответил Зуаб, задумчиво разглядывая свои ногти.
— А что там в этом Раю делать? — не унимался журналист.
— Искать профессор Бубенцов, — продолжил негр.
У меня в памяти всколыхнулось волнующее видение чёрного надгробия и запах можжевеловой самогонки. Я вспомнил пьянку на кладбище. Я вспомнил всё и не понял ничего. Откуда Зуаб знает о профессоре? Бред какой-то. Рай ещё этот…
Мои мысли перебил дракон:
— Надо уёбывать отсюда, пока барон не пустил армию. Он очень зол. Это его планета и его «зона». Здесь мотают сроки проститутки, вампиры и ещё некоторые жадные актеры, причём они тут, как и вы, не бесплотные духи. Хуёвое место. Жильберт наверняка сейчас стучит Сатане о нашей миссии. Потеряем время — попадем обратно в Ад.
— Тогда хуле тут топтаться? Поехали! — вскричал Грохотов.
К нам вернулась уверенность и сила духа. Мы были готовы продолжить сумасшедшую гонку с преследованием, лишь бы вернуться домой. И даже весь небесный легион не остановит нас в праведном стремлении к Родине.
Мы взобрались на дракона и тот с магическим гулом привел в действие свой летательный механизм. Завертелась планета Телатус, заметались звёзды и бесконечный космос раздвинул свои немыслимые пространства перед четырьмя отважными пьяницами. Нас ждал какой-то забор и ловил сам Сатана. А ещё добродушный профессор Бубенцов зачем-то обозначился в этом сценарии.
Дракон ревел всем своим соплом и, обходя маяки, нёс нас навстречу неизвестному Раю. На несколько секунд мне показалось, что это сон, вызванный «паленой» водкой и закусью типа жевательной резинки «Turbo». Но мне это только показалось.

 

Конец первой части

Total Page Visits: 9 - Today Page Visits: 2