Иногда наступает момент, когда ты чувствуешь усталость. Нет не душевную или там физическую, а усталость тотальную, всепроникающую и жестокую.

И физически и морально тебе похуй на всех и вся, включая самого себя.

Ты прекрасно знаешь, что это временно, что ещё пару дней и все станет на место. Попрут дела, завертится весь этот говёный мир и твоё место в нём обозначится чётко и по ранжиру.

Но сейчас мира нет, мечты похожи на удушье, люди кажутся глупыми и каменными как надгробия.

Небо давит на мозги всей своей синевой или там тучами. И это давление вызывает раздражение, словно тебя хватают за горло мягко, но с намерением.

Ты шаркаешь по асфальту грязной обувью и бредёшь меж реклам и капиталистической суеты словно Христос, зная, что креста не миновать, да и после распятия не будет воскресенья, только сплошные понедельники.

Ты не просто одинок ты одинок в общении, бурном светском общении со знакомыми и родственниками. И все их разговоры словно потусторонние образы вьются вокруг тебя и шипят, шипят…

Кто-то смеётся, кто-то попал под колесо автомобиля, кому-то подарили букет, кому-то возложили венок. Все заняты делом, все толкают землю и только ты застыл в пыли на пустынном полустанке с пивной бутылкой и пачкой семечек.

Усталость обнимает тебя за плечи и говорит — «На хуй тебе всё это дерьмо, этот город, эти ублюдки и новый президент?»

Действительно — думаешь ты — какое дело им до моей тоски, а моей тоске до них?

Но это только усиливает усталость, это влечёт за собой отвращение к позднему ужину и раннему завтраку.

А ещё телевидение с болтливыми пидорасами и рекламой всякой дряни (хорошие вещи не рекламируют). Всё, всё похоже на тугую вонь из прорвавшейся канализации, включая мультфильмы про Симпсонов.

Откуда только берётся эта усталость? От работы? От людей? От капиталистической мрази? От самого себя?

А может от золочёных крестов и полумесяцев, политических отморозков или времени года?

Вокруг свершаются героические прорывы, взрываются смертники, растут деревья и умирают дети. Везде полно жизни или чего там ещё полно?

Везде, но только не в тебе. Тут только усталость и желание непомерного сна. Да и сон похож на таблетку амфетамина не более.

И ты садишься в углу на старый, занозистый табурет. Ты достаешь телефон и тупо просматриваешь номера знакомых, зная, что звонить глупо, бессмысленно и неудобно. А всё потому, что тебе весь день никто не звонил.

Вот так и проходит эта усталость в отупелой, бестолковой возне с собственной душой. Проходит медленно, неуклюже.

И вдруг ты слышишь как в соседнем саду запел скворец. За рекой рыбохрана поймала браконьера и кого-то пиздят веслами. Твой телефон разрядился и это радует.

Выглядывает солнце словно участковый и за забором какая-то блядь включила Шуфутинского.

Жизнь диффундирует в тебя словно метастазы рака и усталость переходит в физическую боль. Это уже честно и даёт вздохнуть полной грудью вонючий, техногенный воздух проклятого города.
Возможно через пару часов к тебе вернётся романтика и долги по кредитам, любопытство и голоса людей.

Но, пока ты ждёшь этого возрождения духа у тебя спиздили документы на машину и календарик с Шакирой. Спиздили в тот момент когда ты в единственном числе сражался с усталостью и радикальным покоем.

Это плохо, но терпимо, ибо в противном случае можно было просто сдохнуть и без документов и без романтики. А подыхать, братцы я никому не советую.