Да, собственно, ни хуя необычного и волшебного не произошло. Просто порой цепочка событий, в простонародье называемой судьбой, свернулась кольцами и запуталась, как холодный провод-удлинитель.
Мы спокойно терзали стены какого-то ДК на предмет ремонта и укрепления периметра. Да, таких как мы долбоёбов по стране тысячи. Но вот сегодня у нас, здесь, пересеклись вектора этих чёртовых судеб и ещё там что-то пересеклось.
А все началось с зоофилии.
В радужный момент перерыва вся кодла интернациональных бригад спустилась в тенистый садик с вербами и кустами смородины. Там, на тёплой траве и пыльных спецодеждах, люди жрали всякую пищу. Ну, вы представляете, там — кефиры, котлеты, колбасу, огурцы, водку и семечки.
В такие минуты происходит общение на всякие темы, ну вроде как в Государственной Думе иль там на блевотном «Эхе Москвы». Работяги трепались о новых законах, Алине Кабаевой, боксе и прочей ерунде.
Мерный гул трудового народа, жующего питательные предметы, успокаивал мозг и совершенно не менял диалектику природы. Чуть в стороне, у поваленного клёна, таджики спорили с армянами на тему ебли природных животных. И те, и другие упрекали друг друга в скотоложестве.
— Иблан ты, билять! Овец ебут на Кавказе, а у нас нет баранов, — орал небритый каменщик Алнах.
— А кто у вас есть? — ерепенился худой рэрэшник Вардан Варданян.
— Муфлоны, — отвечал кладчик.
— Значит, муфлонов вы шпилите, не? — допытывался армянин.
— Мы чай пьём и хлопок собираем, а муфлон это ты. И если тебя кто шпилит, то не болтай при людях, — мудро ответил аксакал Алнах.
— Чё, это ты меня пидорасом назвал? — вскочил молодой Варданян.
— Муфлоном, есть такие козлы с круглыми рогами.
— Я козёл? — страшно взревел армянин.
— А хуле, козёл и есть, раз дурак черножопый…
Тут произошло то, чего все давно ждали. Вардан схватил здоровенный отрезок трубы на 3/4 и кинулся в бой. Понятно, что Алнах побежал быстрее, ибо в руках у него был только кусок колбасы и даже не на 3/4 .
Разморённый трудовой люд с интересом следил за погоней двух иноземных витязей. Всем было интересно, погнётся ли труба при соприкосновении со спиной таджика или спина пострадает больше. Но Алнах ломанулся за угол, в проём между строительными лесами и облупленной стеной. В таком проёме с трубами (даже на 3/4) делать нехуй.
Правда, в этом проёме делать нехуй было и двум ментам с баночками «Отвертки». Но они там были и, видимо, гламурно оттягивались после работы или там рейда какого.
Ясное дело, увидев грязного таджика с выпученными глазами и армянина с трубой, полицейские допустили непростительную панику и, теряя фуражки, кинулись далее к забору с волчьими ягодами. Это было так неожиданно, что Вардан бросил трубу в сторону и сунул руки в карманы, а Алнах застыл у стены, словно нетопырь.
Единственное, что продолжало движение, так это… тело Толика-«торчка», мирно пыхавшего свежий косяк в тех самых зарослях волчьих ягод. Вид людей в форме и с нагрудными знаками привёл его к истеричной «измене» и он, в облаках каннабиноидов, просвистел мимо нас в сторону чёрного хода. Это походило на игру в бильярд. Ну, прямо в лузу.
Полицейские были уже за забором, а вот Толик взбежав на второй этаж, был низвергнут оттуда прямо в центр мира, ибо половину этажа мы уже успели разобрать. Да, блядь, он упал на доски с гвоздями и на куски советской штукатурки…
Бог Джа, видимо, высоко ценил своего питомца и потому уложил его аккурат между балкой 150х150 и чугунной восьмисекционной батареей. Без царапинок и увечий уложил преданного растамана его Бог.
Но это не уберегло от внезапного испуга местного кобеля Жулика, мирно сопевшего возле кучи строительного мусора. Он вскочил, словно цена на энергоносители, и бурой тенью кинулся в вестибюль, понимая, что за нахождение в помещении ДК его могут отпиздить банальным кирзовым сапогом.
На пути ошарашенного пса было только одно препятствие, живое и разумное — директор ДК Антон Ипполитович. Этот божий человек уже двадцать лет нёс людям добро и художественную самодеятельность, двадцать лет исправлял грубые души чистым, правильным словом и, возможно, верил в Бога. Но Бог ему не помог, просто не успел помочь.
Жулик хватанул директора за икру нечистыми зубами, словно демон из преисподней. Антон Ипполитович вскинул ногу, как бы забивая победный мяч на последнем чемпионате мира по футболу. Это дало время Жулику свалить на свободу через гардеробную.
— Ёбаный по голове! — воззвал к небесам укушенный директор.
А в это время в центральные двери торжественно входила комиссия из управления культуры, в надежде получить внятные объяснения на предмет затягивания сроков ремонта объекта. Среди представительной делегации были женщины и даже какой-то художник.
А наш перерыв таки закончился и мы, вяло собирая костяшки домино, поднимались с травы, чтобы влачить трудовые будни, как предписано свыше. Алнах и Вардан, забыв о муфлонах, направились к растворному узлу. И только две полицейские фуражки валялись под строительными лесами, как мухоморы. Их никто не трогал, мало ли что.
А Толик больше не ходил курить в кусты, а залезал на чердак, где желтела стекловата и ворковали голуби.

 

(2012 г.)

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники